все города
 
Киев
5 декабря 2010
 

Первый раз вижу такие таблички с номерами вагонов. Сами вагоны потихоньку ржавеют.

 

Ночью остановились на станции с градообразующей фабрикой мягких игрушек. Заспанный народ медвежат и зайчиков брал неохотно — слишком габаритный груз, и так вещей много.

 

Большие города особенно хороши утром. Потому что никого вокруг нет.

 

Мелких денег с собой не было (5 или 10 гривен), поэтому пришлось смотреть на другой берег невооруженным глазом. А всё-таки жаль, что бизнес-бинокль не умеет давать сдачу (разменять пятидесятку по причинам, указанным над верхней фотографией, не было никакой возможности). Кстати, не знаю как там гривна идет в том году, когда вы это читаете, а вот в 2010-м году она, родимая, идет за 4 рубля.

 

Первый встреченный вид Киево-Печерской лавры. Можно было доехать на автобусе, но я пошёл пешком. В итоге залез на холм, с которого удалось спуститься с большим трудом (сам холм слева от лавры на этой фотке). Мешали паутинообразные деревья, мусорные кучи, ободранные голодные собаки и отсутствие тропинок. Но я решил идти до конца и в итоге вышел к главному входу в нижнюю лавру.

 

Входить было дозволено с 6 утра.

 

Погулял еще немного вокруг.

 

Понаслаждался древними видами и свежим декабрьским воздухом.

 

И — внутрь. Навстречу прошел колоритный персонаж с веерообразной седой бородой.

 

Скамейка. Довольно унылая, хоть и с претензией на грациозность.

 

Монолитные стены необычной формы.

 

Вид на просыпающийся Киев за Днепром.

 

Купил бутылку Боржоми в маленьком магазинчике. Продавщица с удивлением заметила: «Ничего не понимаю, почему все покупают Боржоми?». Пришлось объяснить: «Потому что здесь много русских туристов, а в России Боржоми не продается», на что продавщица ответила: «А-а-аааа».

 

Поднимаемся на горку.

 

Уютный дворик рядом с собором.

 

Успенский собор был взорван во время немецкой оккупации. Восстановлен в 2000 году, к 950-летнему юбилею лавры.

 

Могила Петра Столыпина, убитого в Киеве в сентябре 1911 года.

 

Тут вдруг красиво и громко заиграл колокол, установленный прямо во дворе. Звонарь уверенным жестом пригласил всех желающих приложить руки к колоколу прямо во время звона.

 

Место живописное. Даже зимой.

 

Скамеек на входе нет, поэтому бабушка, которая просит милостыню, сидит на урне.

 

Рядом с тематическим кафе — кусочек сельской Украины для привлечения клиентов. Вид портит только мостовая и красно-белый штырь (который, по-видимому сигнализирует: «Ты сюда не ходи!»).

 

Закатная Родина-мать.

 

Неожиданно-весёлые цветочко-танки.

 

Фигура Родины-матери — первое, что я увидел утром, в день своего 30-летия, когда поезд Москва-Киев в 6 утра с металлическим грохотом пересёк Днепр и вкатил в спящую мать городов русских.

 

Никогда не страдал не излишним пафосом, не излишней сентиментальностью, но всё же скажу, что скульптуры, посвященные Великой отечественной войне, здесь потрясаяющие. Вот например, мать защищает ребёнка.

 

А это руки людей.

 

Рядом музей военной техники.

 

Давно мечтал увидеть Катюшу. Честно говоря, думал, что она больше. ЗИС — будущий ЗИЛ. Спереди — бронеплиты для защиты от выхлопа.

 

Начало декабря в Киеве: прохладно, да ну и фиг с ним, всё-равно хорошо.

 

А таперича, будь ласка, дорогой читатель: веселый для русского уха украинский язык.

 

Вкуснотень!

 

Лёлик, я должен выпить чашечку кавы, принять ванну.

 

Диавол! Один из месяцев называется листопад!

 

Крошка-картошка — печёна картопля.

 

Но всех затыкает за пояс слоган Макдональдса. Еще понравились жвачка — жувальна гумка и сёмга — сьомга.

 

На майдане сисястая фонариха крутит шашни с зеленоглазым.

 

Как принято во всех местах, где много туристов — здесь процветает торговля.

 

Уже завезли куски будущей новогодней ёлки.

 

Киев — красивый город. Реально хуеешь от такой красоты.

 

Присмотритесь к деталям.

 

Архитектурная машина времени.

 

Киевский балкон.

 

Еще один, красавец.

 

Птичья общага.

 

Дом с химерами необычный, но не впечатляет, если честно.

 

Политика на Украине — больная тема. Заглядывать в будущее — всё-равно что гадать на стеклянном шаре судьбы. Искренне надеюсь, что всё когда-нибудь утрясется, и украинцы наконец заживут спокойно и счастливо.

 

По пути встречаются сочные натюрморты (не, натуюрвиды, во!).

 

Деревья сначала ограждают, а потом нагло пилят.

 

Сначала ограждают, а потом наглейшим образом пилят, если кто не понял.

 

Туристический вид на Днепр.

 

Вид со смотровой. Кстати, интересно, что после обретения Украиной незвисимости, Киев по английски стал писаться Kyiv, а не Kiev как раньше.

 

Скамейка.

 

Еще одна, претендует на звание скамейки года по версии Сюда Ходи.

 

Скамейка для многодетной семьи.

 

А эта для тех, кто не хочет заморозить жопу на скамейке года.

 

Тут началась красота.

 

И необычная церковная архитектура.

 

Андреевский спуск.

 

В местном баре подают вкусный борщ и горилку, и вообще — заботятся о гостях.

 

Картины идут не очень.

 

На развале антиквариата есть что поразглядывать и даже послушать.

 

Встречаются артисты, похожие на бомжей.

 

Продаются довольно клинические сувенирные жЫвотные.

 

Прогуляться здесь приятно, особенно предварительно приняв «две по сто» горилки на грудь. На Старый Арбат в Москве не похоже визуально, но сходство по духу безусловно есть. Купил две октябрятские звёздочки, что поделаешь, ностальгия.

 

Город живой, антураж меняется от богато-олигархического до помоечно-попрошайного буквально за несколько секунд. Впрочем, думаю это особенность любого крупного города. В постсоветском пространстве уж точно.

 

Холмы и горки (и еще широкий Днепр, конечно) придают Киеву живописность.

 

В городе есть фуникулер. По Андреевскому спуску мы прогулялись вниз к Подолу (нижней части города), теперь поднимаемся обратно, на Владимирскую горку. Фуникулер построен в 1905 году. Интересная деталь — раньше он был короче из-за того, что один из владельцев домов, находящихся на предполагаемом пути строительства, выставил слишком высокую цену за снос своего жилья. После прихода к власти коммунистов, спрашивать не стали, а просто снесли дом и продлили дорогу вниз до более удобного места.

 

Наверху огромное круглое окно, из которого открывается просторный вид в диспетчерскую фуникулёра.

 

На горке красавец-Михайловский собор.

 

Внутри собора смертельно красивая гробо-дверь.

 

И жизнеутверждающие орнаменты.

 

Звонари придают томному вечеру привкус вечности, перебирая перчатковыми пальцами струны души. Да ладно, пошутил: скажу проще — звонари в уютной звонарской.

 

Что уж говорить — хорошо! С удовольствием пожил бы в Киеве пару месяцев, а то и год. В любом случае постараюсь еще раз приехать, только летом и не на один день.

 

На сладенькое — живописная ночная улочка. Тёмная подворотня, мечта гопника, лузгающего семачки и жаждущего легкой наживы.

 
 
Архангельск              Киев             далее: Нижний Новгород
все города
© Аркадий Софрыгин, e-mail: sarts@list.ru